Eng
Интервью / Сапсан

Ключи от рая

28 февраля 2017 г., Журнал «Сапсан»

«Рай», новая картина режиссера Андрея Кончаловского, победно шествует по миру: она уже была отмечена и награждена на кинофестивалях в Испании, Израиле, Аргентине и Италии. Впереди фильм ждет испытание «Оскаром», но к этому призу Кончаловский настроен скептически.

В сентябре прошлого года «Рай» завоевал признание жюри на старейшем кинофестивале в Венеции — оттуда фильм увез «Серебряного льва» за лучшую режиссуру и еще две награды. А в декабре стало известно о включении картины в шорт-лист «Оскара»: в него входят всего девять картин, из которых, за месяц до вручения 26 февраля, отбирают пять номинантов.

Андрей Сергеевич, раньше вы говорили, что борьба за «Оскар» — это смешно. Почему?

В искусстве не должно и не может быть борьбы за какую-то статуэтку. Это ложная идея, навеянная философией рыночной экономики. Допустим, было у меня интервью с Дмитрием Быковым, после него кто-то написал: «Кончаловский размазал Быкова» — это очень грустно! У нас не развита традиция диалога — это тысячелетнее отсутствие диспута, к сожалению, приводит к тому, что у нас кто кого уделает, тот и прав. Мы должны научиться спокойно и терпеливо разговаривать с любыми идеологическими соперниками. Что касается «Оскара», я не хочу бороться ни за какой приз, мне важны люди, которые хотят увидеть мое кино. Я не против того, чтобы люди не ходили на мои фильмы, потому что предпочитаю тех зрителей, кому моя работа действительно нужна, а не тех, кому нужно только развлечение. Да, всегда приятно получать призы, но я давно придерживаюсь точки зрения, что картина не становится лучше или хуже от получения награды. У нас преувеличенное, почти на уровне идолопоклонства, отношение к статуэтке «Оскара» — это говорит только об умении американцев раскрутить любой продукт. В 2014 году я запретил выдвигать на эту премию «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына». С тех пор у нас обострились отношения с Западом и с США в частности. Столько грязи льется каждый день на мою страну, что я решил дать мою картину, чтобы американцы увидели — русские умеют делать не только танки, но и фильмы.

«Рай» выиграл множество других призов, вы ко всем ним одинаково относитесь или есть награда, которую вы считаете важной?

Самой дорогой наградой для меня является включение моего фильма в конкурсную программу Венецианского фестиваля. Когда я снимаю фильм, то еще не знаю, кому это будет интересно. Когда пришло приглашение от жюри ВФ, я ликовал от сознания, что фильм интересен не только мне. Но невозможно рассчитывать на подобное, пока делаешь фильм. Лучшая аутогенная психотерапия — относится к своему фильму независимо от того получил он награды или нет. Естественно, сегодня абсолютно нездоровый ажиотаж вокруг «Оскара» — результат колоссальной пропаганды этой премии. Из 24 статуэток, Академия вручает только один «Оскар» фильму на иностранном языке. Это вообще бред! 23 статуэтки идут фильмам на «родном» языке, и только одна — на иностранном. Американское кино приравняли ко всему мировому, что я считаю абсолютной дискриминацией. Представьте себе, если бы в Европе сделали такую премию и давали бы во всех номинациях награды на местных языках и только в одной — англоязычному фильму? Это же не серьезно! «Оскар» чисто рыночная история, раскрученная телевидением. Больше зрителей — больше рекламы... американцы самые большие мастера в вопросах денег.

Почему ваш фильм называется «Рай», если он, скорее про ад. Для вас был важен такой контраст?

Это вы сами сделали такое предположение. Я вам отвечу небольшой притчей: самурай шел по лесу, увидел буддийского монаха. Самурай говорит ему: «вот ты мудрец, объясни мне, что такое рай и что такое ад». Мудрец отвечает: «ты такой здоровый, так кичишься своей силой и смелостью...и такой тупой, что ты никогда не поймешь». Самурай рассвирепел, выхватил меч и закричал: «старый дурак, я изрублю тебя на куски». И монах ответил ему: «вот это ад». Самурай подумал-подумал, вложил меч в ножны, поклонился: «прости меня старец, я был сам не свой от гнева». Монах сказал: «а вот это рай». Мне кажется, что и рай, и ад, прежде всего, в нашей душе и мы проживаем с ними каждый день.

Вы сделали фильм черно-белым — для вас важен этот прием?

Еще бы! Разве есть кадры концлагерей на цветной пленке? Все послевоенные документальные материалы до 1950-х годов тоже черно-белые. Я снимал на черно- белую пленку, чтобы получился документ...

Это максимальный реализм?

Не «реализм», но «правда». Ведь правда и реализм разные вещи. Реализм — правдивое описание, а мне нужна просто правда в чистом виде.

Наверное, это было важно, когда подбирали актеров. Как найти такого, кто совпадет с образом, будет им жить?

Хороший артист отличается от плохого, тем, что хороший играет хорошо, а плохой — плохо. Когда они оба утром бреются перед зеркалом — оба гениальны. Или когда плохой артист, извините, справляет нужду, он тоже не отличается от хорошего. Можно создать условия, когда артисты перестают играть и начинают существовать в своем образе. И это очень нелегко! Подбор артистов, это как людей в разведку брать — анкетой тут не отделаешься. Я довольно часто ошибаюсь в подборе актеров, жду от них больше, чем они могут дать. В такие моменты говорю себе: «Ну что ж поделать, опять ошибся».

На съемочной площадке Вы нередко работаете с собственной женой. Насколько это сложно?

Я работаю не с женой, а с актрисой Высоцкой. Она очень талантливое существо, а иначе бы я ее не снимал.

Есть мнение, что ваши остросоциальные реалистические картины — это не российское, а типично европейское кино. Согласны?

Если бы я снимал кино о Шаляпине в Париже, это тоже была бы история русского человека в какой- то другой жизни. Она может не выглядеть русской, но звучит как сделанная русским художником, кем я и являюсь.

Вы снимали и культовые боевики и тяжелые драмы. Больше видите себя режиссером развлекательного кино или «серьезного»?

Были великие режиссеры, которые всю жизнь снимали как бы один длинный фильм — например, Антониони. А были режиссеры, касавшиеся разных жанров: Джон Форд или Акира Куросава. Куросава снимал все жанры от развлекательных самурайских детективов до сюжетов Шекспира. Я тоже не боюсь жанровости, но сейчас я, как бы заново учусь языку кино. Можно сказать, что я отказался от наработанного годами творческого метода. Это довольно сложный процесс, который не опишешь в двух словах — я ищу новые решения тех вопросов, которые мне интересно поднимать.

В России режиссер часто больше, чем режиссер, он становится носителем ценностей для определенной части общества — «властителем дум». Как вы к этому относитесь?

К выражению «властитель дум» отношусь с иронией, но если кому- то интересны чьи-то мысли, то он должен радоваться, что у него есть благодарные слушатели.

Когда режиссер отчетливо занимает ту или иную сторону, не мешает ли это творчеству?

Должны быть разные точки зрения в любом обществе, они есть и у нас. Каждый имеет право ошибаться и у каждого из нас есть представления и объяснения о том, что правильно и неправильно и какой должна быть наша страна. Но, как говорил, кажется, товарищ Сталин — «Есть стратегия намерений и стратегия обстоятельств. И вторая становится необходимостью.»

 

Текст: Алексей Аликин

Александр Бородянский Андрей Тарковский искусство BBC кино кинематограф классическая музыка композитор демократия Дмитрий Быков документальный фильм Единая Россия выборы творческий вечер Евгений Миронов художественный фильм Фильм Глянец Hello история Голливуд Дом дураков индивидуальная ответственность Италия знание Meduza деньги Москва музыкант дворяне Оскар личная ответственность Петр Кончаловский пианист политика проект Сноб Pussy Riot ответственность Поезд-беглец Сергей Рахманинов общество государство Святослав Рихтер Дядя Ваня деревня Владимир Путин Владимир Софроницкий Запад женщины Ёрник авангард Азербайджан АиФ Александр Домогаров Алексей Навальный Америка Анатолий Чубайс Андрей Звягинцев Андрей Зубов Андрей Смирнов Анна Политковская анонимная ответственность Антон Павлович Чехов Антон Чехов Арт-Парк Белая сирень Белая Студия Ближний круг Болотная площадь Большая опера Борис Березовский Борис Ельцин Брейвик Бремя власти буржуазия Быков Венецианский кинофестиваль Венеция вера Вечерний Ургант видео Виктор Ерофеев Владас Багдонас Владимир Ашкенази Владимир Меньшов Владимир Соловьев власть Возвращение Возлюбленные Марии Война и мир воровство воспоминания Вторая мировая война гастарбайтеры гастроли Гейдар Алиев Грех Дарья Златопольская Дворянское гнездо демографический кризис Джеймс Уотсон дискуссия Дмитрий Кончаловский Дмитрий Медведев Дождь Дуэт для солиста Евгений Онегин Европа журнал земля Ингмар Бергман Индустрия кино интервью интернет Ирина Купченко Ирина Прохорова История Аси Клячиной Казань Калифорния КиноСоюз Китай Клинтон коммерция консерватория Константин Эрнст конфликт Кончаловский коррупция Кремль крестьяне крестьянское сознание Кристофер Пламмер критика Кулинарная Студия Julia Vysotskaya культура Ла Скала Лев зимой Лев Толстой лекция Ленин Леонид Млечин Ли Куан Ю Лондон Людмила Гурченко Макс фон Сюдов мальчик и голубь менталитет Микеланджело Михаил Андронов Михаил Прохоров Монстр музыка мэр народ национальное кино национальный герой Неаполь нетерпимость Ника Никита Михалков Николина Гора новое время образование Одиссей Олимпиада опера Первый учитель Петр I Петр Первый Пиковая дама Питер Брук политические дебаты Последнее воскресение правительство православие президент премия премия Ника произведения искусства Пугачева радио Рай религия ретроспектива Рига Роберт Макки Родина Роман Абрамович Романс о влюбленных Россия Россия 1 РПЦ русская служба BBC русские русский народ Самойлова Санкт-Петербург Сапсан Сахалин свобода Сезанн семья семья Михалковых Сергей Магнитский Сергей Михалков Сергей Собянин Сибириада Сильвестр Сталлоне Сингапур смертная казнь социальная ответственность спектакль спорт средневековое сознание Средневековье СССР Сталин сценарий сценарист США Таджикистан Танго и Кэш ТАСС творческая встреча театр театр Моссовета телевидение телеканал терпимость к инакомыслию Тимур Бекмамбетов Три сестры Тряпицын Украина Укрощение строптивой улицы усадьбы фашизм феодализм фестиваль фонд Петра Кончаловского футбол цензура церковь цивилизация Чайка человеческие ценности Чехов Чечня Шекспир Ширли Маклейн Щелкунчик Щелкунчик и крысиный король Эхо Эхо Москвы юбилей ювенальная юстиция Юлия Высоцкая Юрий Лужков Юрий Нагибин