Eng

Дядя Ваня

Елена Андреевна - Наталья Вдовина, Астров - Алексанр Домогаров (фотография Елены Лапиной)

Роли

  • Серебряков Александр Владимирович, отставной профессор: Александр Филиппенко
  • Елена Андреевна, супруга Серебрякова : Наталия Вдовина
  • Соня, дочь Серебрякова от первого брака : Юлия Высоцкая
  • Войницкая Мария Васильевна, вдова тайного советника, мать первой жены Серебрякова: Ольга Анохина
  • Войницкий Иван Петрович, сын Марии Васильевны: Павел Деревянко
  • Астров Михаил Львович, врач: Александр Домогаров
  • Телегин Илья Ильич, обедневший помещик: Александр Бобровский
  • Марина, няня: Лариса Кузнецова
Год 2009
Страна Россия
Театры
Театр им. Моссовета, 2009
Творческая группа
Режиссер: Андрей Кончаловский
Художник-постановщик: Рустам Хамдамов
Композитор: Эдуард Артемьев
Автор пьесы: Антон Чехов
Продолжительность 120 мин.

Постановка Андрея Кончаловского приурочена к знаменательным событиям в мире литературы: 150-летию со дня рождения и 105-летию со дня смерти А.П. Чехова. «Дядя Ваня», бесспорно, одна из лучших чеховских пьес – тонкая, выразительная, сотканная из причудливого кружева психологизма и взрывного юмора. Растраченные стремления, безудержная тоска, жизнь, прожитая впустую, - автор подробнейшим образом исследует внутренний мир героев, находящихся в течение нескольких дней 19-го века в добровольной изоляции в уединенном, застойном российском поместье.

Пресса

«Дядя Ваня» в постановке Кончаловского куда более неистов, чем мы привыкли. В спектакле, который часто превращают в угрюмое повествование о разочаровании и отчуждении, Александр Домогаров предлагает неожиданно приятный насмешливый взгляд на философствующего доктора Астрова, а неуклюжий Телегин в исполнении Александра Бобровского и вовсе становится комической фигурой.

газета London Evening Standart

«Дядя Ваня» в постановке Кончаловского великолепен, режиссеру удалось показать, насколько нелепы некоторые из трагических персонажей Чехова.
<...>
Это прекрасный, живой спектакль, герои которого, пытаясь разобраться в себе, являют нам полную абсурдность человеческих проблем.
<...>
Остальные актеры также поддерживают комический эффект, постоянно перебивая и высмеивая друг друга. Они безупречно чувствуют эпоху, и вся ситуация выглядит предельно реалистично.

TimeOut London

"...постановки отточены до той степени безупречности, которую редко увидишь в замечательно грубом и неточном искусстве театра. <...>
Подход Кончаловского отличается одновременно тонкостью и мощью, полностью удовлетворяя наш традиционализм и в то же время искренне вовлекая ту нашу часть, которая ждет от художника готовности идти на риск."

Playsinternational.org.uk

Кончаловский создает прекрасные образы в своем мире иллюзий и добивается впечатляющей игры от очень сильного ансамбля.

Uk Theater Net

Уже одна она (Высоцкая) стоит денег, заплаченных за билет. Без сомнения, Академическому государственному театру Моссовета есть чему нас научить в отношении творчества Чехова.

thepublicreviews

"...игра актеров, несомненно, в целом блестящая. Это явный пример «актерского театра», с доведенным до предела методом психологического реализма Станиславского. Юлия Высоцкая, в частности, завораживает как в роли Сони в «Дяде Ване», так и Маши в «Трех сестрах».

ayoungertheatre.com

«Открытие режиссера - Павел Деревянко. Войницкий в его исполнении непередаваем. Он играет виртуозно, на грани фарса, но, не переходя в клоунаду, даже надевая клоунский нос. Остались текст, простота, талант. А. Кончаловский очистил поставленную миллион раз историю от всего наносного, притянутого, заштампованного и открылся так сказать первоисточник. Текст гения».

«Литературная газета»

...Основанный в 1923 году театр Моссовета – один из старейших театров в Москве, но нынешние гастроли в Лондоне как часть года культуры Соединенного Королевства и России – первые для него. Труппа представляет собой сплоченный ансамбль: играют они смело и глубоко.

Britishtheaterguide.info

...Юлия Высоцкая – сияющая Соня в «Дяде Ване», переполненная безответной любовью к вечно пьяному Астрову. В «Трех сестрах» Высоцкая превращается в беспокойную Машу, страсть которой к заезжему командиру батареи Вершинину заканчивается тем, что она отчаянно цепляется за его ноги, словно регбист во время матча.

Меня также впечатлил Александр Бобровский, сделавший примечательными двух чеховских рогоносцев: в «Дяде Ване» он незабываем как обедневший Телегин, ...а в «Трех сестрах» он придает трогательное достоинство учителю Кулыгину, педантичному мужу Маши. Обе постановки представляют собой приятное зрелище. 

The Guardian

«Спектакль А. Кончаловского неоднозначный, пронизывающий, побуждающий к размышлению, бередящий душу. После его просмотра долгое время остается «послевкусие» - желание взять томик пьес А.П. Чехова, перечитать, припомнить, обсудить...»

«Русское литературное Эхо»

«Кончаловский покорил Милан ироничным «Дядей Ваней».

«АВВЕНИРЕ», Милан, Доменико Риготти, 22.11.2009

«Все исполнители настолько хороши, что великий Станиславский мог бы без колебаний взять их в свой Художественный театр».

«КОРРЬЕРЕ ДЕЛЛА СЕРА», Милан, Ливия Гросси, 18.11.2009

«Печальная пьеса, в которой ...все происходит на грани между жаждой жизни и черным юмором».

«ВИВИ МИЛАНО – КОРРЬЕРЕ ДЕЛЛА СЕРА», Клаудия Каннелла, 18.11.2009

«Кончаловский перечитывает Чехова, как автора человеческой комедии, печальной и жестокой, участниками которой являются не герои, но обычные люди».

«ТУТТО МИЛАНО – ЛА РЕПУББЛИКА», Сара Чиаппори, 19.11.2009

«Этот «Дядя Ваня» отнюдь не скучен. Это комичный и гротескный спектакль».

«ПАНОРАМА», из Москвы, Роберто Барболини, 19.11.2009

«Возможность видеть Высоцкую - произносящую мучительные монологи Сони - потрясает и обескураживает. ...»

«ТЕАТРИ МИЛАНО» , Милан, Сильвия Пицци, 21.11.2009

««Дядя Ваня» Кончаловского - ...это без сомнения выдающийся пример органичной режиссуры и высокоталантливого исполнения».

«ИЛЬ ТАМБУРО ДИ КАТТРИН», Венеция, Сильвия Гатто , 03.12.2009

«Спектакль Кончаловского задуман откровенным настолько, что буквально вывернут наизнанку».

«Известия», Елена Ямпольская, 29.11.2009

«На сцене нет ни одного человека, характер которого был бы окрашен одной определенной краской, никого из них нельзя конкретно назвать плохим или хорошим».

«Кино без границ», Светлана Чеснокова, 11.01.2010

«Превратив героев Чехова в эксцентриков, Кончаловский разрушил плавное течение действия...»

www.gzt.ru , Ольга Романцова, 11.01.2010

«Спектакль Кончаловского ироничен и нежен одновременно и начисто лишен пафоса».

«РБК-daily» , Татьяна Филиппова, 28.12.2009

«Своим прочтением пьесы Кончаловский во многом разрушает стереотипы восприятия и самого писателя, и его героев».

«Голос России» , Татьяна Карпекина, 28.12.2009

«Спектакль Кончаловского ироничен и нежен одновременно и лишен пафоса. По Кончаловскому, Чехов любит своих героев не за что-то, а просто потому, что они смертны».

http://www.botinok.co.il

«Спектакль Андрея Кончаловского «Дядя Ваня» напоминает представление великого фокусника Гудини, вошедшего в историю благодаря своей способности освобождаться от оков, цепей и замков».

http://www.newsru.co.il

Кончаловский делает очень простую вещь: по самым что ни на есть чеховским рецептам рассматривает человека подробно и пристально. Конечно, не без медицинского любопытства. Но гораздо важнее тут оттенок любования.

Читать полностью

Петербургский театральный журнал, Юрий Юдин, 03.10.2016
Кончаловский о спектакле

«Когда меня спрашивают, почему именно «Дядя Ваня» или в чём актуальность Чехова, - то я с грустью думаю, что недалеко то время, когда журналисты будут спрашивать Риккардо Мути, в чём актуальность Моцарта или почему Гергиев исполняет именно Девятую симфонию Шостаковича. Чехов – это Симфония. Симфония жизни. Жизни, без трагических событий, грандиозных свершений или душевных порывов, жизни, в которой нет Героев, а как он сам говорил – простой «серенькой, обывательской жизни…». Человек не в состоянии неотрывно смотреть на луну, чтобы видеть, как она закатывается за горизонт. Человек неспособен смотреть на дерево и видеть, как оно желтеет. Так же нам не дано так пристально смотреть на жизнь, чтобы видеть, как жизнь приводит к смерти. Однако мы знаем, что и луна закатывается, и дерево желтеет и осыпается, и жизнь приходит к концу. Чехов как художник был способен увидеть и разглядеть жизнь так пристально, как никто другой в истории искусства. В сущности, Чехов был основоположником той самой современной драмы, которая пришла на смену романтической трагедии XIX века. Легко любить Героев талантливых, не сломленных горем или самой жизнью. Трудно любить посредственных, неспособных на подвиг обывателей. Чехов любит именно этих людей, потому что он знает - они тоже умрут. Он сам очень точно выразил свое понимание искусства: «На сцене люди обедают, пьют чай, а в это время рушатся их судьбы». **** «Можно сделать десять гениальных спектаклей по «Дяде Ване» - все будут разными и все единственно правильными. Как жизнь. Чехов никогда не думал об актуальности, он просто писал о русской жизни, какой она была. И эта жизнь не так уж изменилась, как кажется. Она приблизительно такая же... Какая и была. Скучная, грязная, бесцельная - провинциальная жизнь»

А.С. Кончаловский, интервью журналу «Итоги», 2009 г., 28.12.2009
Скачать пресс-кит

«Можно сделать десять гениальных спектаклей по «Дяде Ване» - все будут разными и все единственно правильными. Как жизнь. Чехов никогда не думал об актуальности, он просто писал о русской жизни, какой она была. И эта жизнь не так уж изменилась, как кажется. Она приблизительно такая же...Какая и была. Скучная, грязная, бесцельная - провинциальная жизнь».

«Чеховские герои, как правило, думают о себе лучше, чем они есть на самом деле. Поэтому его пьесы и называются комедии. Комедия заключается в том, что человек ведет себя несоответственно тому, чем он является. Треплев, дядя Ваня, Иванов – это наглые, самонадеянные, самовлюбленные и несчастные люди – но это вовсе не значит, что они неприятные».

«Я знаю, что лучший момент для артиста – когда он абсолютно не знает, что он делает на сцене и забывает, что перед ним зрительный зал, что этот текст не его. Есть артисты, которые эту способность в себе развивают. Но нельзя забыться, ничего не зная – сначала нужно научиться «ходить по проволоке». Когда вы смотрите на игрока высочайшего класса, вы поражаетесь отрешенности и абсолютному покою в его взгляде. А с концом игры он возвращается в сознание. Я советую вам хоть раз пережить такой момент».

«...У нас, например, может идти пять спектаклей Чехова в одном городе, а в США вы найдете два, в крайнем случае - три города, где идет Шекспир. Зарубежная публика очень вежлива, они понимают, они реагируют. Но у нас совсем другая чуткость, другой эмоциональный инструмент. Только у нас можно увидеть толпы зрителей, которые стоят у театральных подъездов с цветами. Такого в Европе не бывает. Такой Европа была 150 лет назад. Просто мы отстали и слава Богу».